Ганджабсар – любовь моя!

Дорогие мои братья и сестры! На днях я получила письмо от одной нашей соотечественницы из Баку. Женщина, видимо, моего поколения. Гневное письмо, я вам скажу… «Ильхама-ханум, – пишет она, – зачем вы вносите смуту в наш народ? Что вы заладили – Ганджабасар да Ганджабасар! Я вот – бакинка. Гянджа мне никогда не нравилась как город. Народ какой-то странный, упертый, консервативный – веет чем-то средневековым… Даже наши певцы, которых обожал весь Азербайджан, ездили туда с неохотой. Вот я помню, нашу великую певицу Зейнаб Ханларова в Гяндже забросали помидорами, а в Бюль-Бюль-оглы бросали старыми туфлями и ящиками. Да еще и посылали нелицеприятные реплики. Что ж вы за народ такой?!, – вопрошает автор письма, – гордитесь каким-то Имам-заде, а других за людей не считаете! А сейчас вы, Ильхама-ханум еще и призываете нас всех объединиться вокруг этого предателя Сурата Гусейнова – вашего земляка!…» В общем, вот такое письмо я получила и хочу дать некоторые разъяснения по этому поводу. У меня, поверьте, нет и крупицы гянджинского национализма. Я просто люблю свой край, живущих там людей – ведь именно там мы видим проявления истинных качеств нашего народа. Да и Сурат Гусейнов – никакой не предатель, а патриот, человек, пожертвовавший собой   во имя страны, столько лет проведший в тюрьме! А наш Имам-заде – культурное достояние Гянджи, ее символ! Не знаю, верующая ли вы или нет, но Имам-заде – духовный центр нашего региона! Даже если вы и неверующий человек, моя дорогая соотечественница, следует уважать религиозные чувства других. Мы, помнится, хотя и не были семьей религиозной, но я с мамой ходила в мечеть, молилась, даже пост в рамазан держала… Да, я патриот своего города и всего Ганджабасара! По мне, так лучше Гянджи места не найти. Чего стоит одна природа, всегда благоприятная погода – ведь город расположен в зоне мягкого сухого тропика… Ни испепеляющей жары, ни суровых холодов. Как вспомню высоченные кипарисы вдоль дорог или по берегу реки! Лавровые деревья во дворах. Фруктовые сады, всюду зелень, цветы… Особенно вспоминаю наши гранаты – сочные, сладкие! А еще потрясающую хурму! Да это же просто рай на земле! Часто вспоминаю нашу Джума-мечеть, или, как ее еще называют, мечеть шаха Аббаса, так как она была построена в его годы правления. Учительница рассказывала нам, школьникам, что построил ее астроном Шейх Бахауддин, который “спрятал” в мечети маленький секрет. Вся мечеть построена из красного кирпича, но с западной стороны есть один белый кирпичик, на который ровно в полдень должен падать солнечный луч… Давно я не была в родном городе. Не знаю, что там сейчас… Может, город даже стал более ухоженным – говорят, центр очень красиво отстроили и все отреставрировали. Всюду клумбы, выложенные цветной плиткой дорожки… Но не уверена, сохранился ли дух моей старой Гянджи, тепло людей, неспешные вечерние беседы во дворах за игрой в нарды, ароматный чай с розовым вареньем, шумные игры детей на улицах между рядами старых, но добротных домов. Самым главным для Гянджи была ее многоликость, культурная пестрота, свойственная настоящему восточному городу с богатой историей.  Рядом с нами жили и армяне, и русские, и евреи, и немцы, и удины… Все это составляло облик города – одновременно развитого, культурного, но в то же время хранящего фундаментальные традиционные устои и ценности. Да, именно такой город мог себе позволить осрамить не интересных ему певичек и певцов-прихлебателей при любой власти. Это сейчас все азербайджанцы знают, что за авантюрист Бюль-Бюль-оглы, торгующий интересами нашей страны ради своего бизнеса. А ганджабасарцы всегда чувствовали, кто есть кто! Их не проведешь внешними эффектами. Они видят нутро! Да взять того же Сурата Гусейнова! Где-то еще в Азербайджане мог родиться такой принципиальный человек?! Не зря в нашем городе родился великий поэт Низами Гянджеви. Персы говорят, что он – перс (ведь он и вправду писал по-персидски), наши говорят, что он – турк, а недавно один курд серьезно утверждал, что Низами – курд… Да неважно, кто он! Если уж говорить о его этнической принадлежности, то он, скорее всего, – тат. Но по сути он – феномен нашего города, нашего края! Гянджинец, ганджабасарец! Только в пестрой этнической среде и в культурном разнообразии рождаются такие люди, как Низами или Сурат Гусейнов!  Дорогие мои, избавляйтесь от узкомыслия! Гяндже оно никогда не было свойственно! Мы только проигрываем от этого! Оставайтесь с Богом!