Ты кто такой, чындыр?

Дорогие мои братья и сестры,
Вы сейчас, наверное, подумали, что за тему выбрала сегодня наша Лейла Додо: что за «чындыр», кто такой «чындыр»? Только мы  свыклись кое-как со словом «чмо», так теперь еще и «чындыр». Ну, «чмо», известное дело, –  аббревиатура, раскрывается как «человек московской области», одним словом – провинциал, необразованный, далекий от городской культуры человек. А вот «чындыр», дорогие мои – это наше слово, чисто талышское, мы им обозначаем не столько провинциалов, сколько быдло, людей, далеких от культуры и от элементарных норм общежития. То есть фактически выходит, «чмо» и наше «чындыр» – синонимы. Да, сладкие мои, частично  так оно и есть, они в некотором роде покрывают друг друга, но наше «чындыр» – более экспрессивно, обладает большей эмоциональной нагрузкой; к тому же в палитре его значений есть элемент, который отсутствует у «чмо» –  когда человек, будучи полным ничтожеством, имеет о себе очень высокое мнение, рассказывает о себе байки, старается показать свою значимость и т.д. Вот этот момент и стал решающим при выносе этого термина в заглавие моего сегодняшнего выступления. Вот о чем пойдет речь сегодня:  наш Учитель постоянно наставляет нас, чтобы мы были скромными, не выпячивали свое «Я», не говорили о себе часто. Мы свято следуем этому принципу – никогда не подчеркиваем свои возможности и не стараемся выглядеть лучше, чем мы есть на самом деле. А, поверьте, нам есть чем гордиться, что выпячивать, но мы этого не делаем, для нас это – табу. Мы же не  говорим, что на Национальном Телевидении Талышыстана работает мощнейший мозговой трест, включающий самых знающих, талантливых и преданных нашему делу людей – как талышей, так и
инородцев. Мы же не говорим, что даже элементарный намек в нашу сторону подвергается нами глубокому анализу, позволяющему восстановить как психологический портрет автора намека, так и его суть, характер его личности. Мы же не говорим, что все, кто стоят на нашем пути, нами четко выделены, изучены и растасованы по определенным полочкам в нашем информационном амбаре. Мы же не говорим, что при желании, мы можем любого разнести в пух и прах, четко и красочно обрисовывая весь онтогенез и  филогенез оппонента, точно определить его генотип и фенотип, указать на источники – откуда он кормится, пьет воду и т.д. Мы же не говорим, что Талышское Национальное Движение и его рупор – Национальное Телевидение Талышыстана – обладают всеми возможностями вполне состоявшейся и вполне оформившейся структуры. Как правило, мы умалчиваем обо всем этом, дорогие мои, ибо мы свято следуем предписаниям нашего аксакала. Это сфера, как я уже сказала, – для нас табу: разглагольствование о своих достоинствах, потенциале и иных совершенствах – удел болтунов, пустозвонов и баламутов, которые стараются, ничего не делая, достичь чего-то, обрести известность, одним словом – занять какую-то нишу в этом бренном мире… Все это верно, но это отнюдь не значит, что мы должны терпеть дилетантские, недоброжелательные и пустые комментарии в наш адрес, я уж не говорю о ругани и площадной брани, которые сыплются на нас каждый Божий день, как-будто мы совершаем какое-то преступление или
какой-то смертный грех. Вступив на путь борьбы, мы, в общем-то и  не ждали, что нас будут по головке гладить, возведут в ранг героев и протагонистов нашего Национального Движения. Мы знали, что  путь этот  не легок, что это – тернистая дорога, но мы идем по ней и обязательно дойдем до победного конца. Нам и не снилось, что кто-то скажет о нас доброе слово, будь то враги или даже друзья. И самое прискорбное – то, что если борец за свободу своего народа может порою заслужить уважение врагов, то среди своих соплеменников и этого часто не добиться – насколько глубоки и сильны человеческая зависть и темная природа коллаборационизма и предательства. Да, мои дорогие, да обернусь я вокруг вашей головы, жизнь –  сложная штука, а жизнь, наполненная борьбой,  – еще сложнее, но, честно скажу, она намного и слаще! Ибо жизнь без борьбы, без устремлений, тем более на национально-освободительной ниве, – пустота.  Лучше один день, насыщенный борьбой, чем десятилетия болотной жизни, духовной
стагнации. – Ну а причем тут «чындыр», –  спросите вы, – Лейла Додо, хорошо говоришь, говоришь от нашего сердца, но чындыр-то куда делся? Не спешите, мои единокровные братья и сестры, я скажу вам, что я имела ввиду. Я знаю, что многие из вас являются активными участниками виртуального мира, зарегистрированы в соц. сетях, регулярно следят за «мировой паутиной», а некоторые из вас достигли великого мастерства в этом деле. В отличие от многих, которые порицают интернет, я, наоборот, считаю, что это – очень хорошая штука. Ну подумайте на миг, если бы не было интеренета, как бы мы могли общаться, если бы не было интренета, как бы НТТ доходило до вас везде – в подземках, в метро, в деревне, на пастбище, в вашем доме, во время торжеств и похорон. Не знаю, что дал интернет человечеству, но Талышскому Национальному Движению интернет дал и дает многое, посему мы приветствуем вашу увлеченность этой сферой. Мы не ждем лайков, мы не ждем похвалы, мы знаем, что многие из вас просто не в состоянии это сделать, мы знаем, что азерская тайная полиция зорко следит за контактами людей в соц. сетях. Я говорю это, чтобы вы знали, что для нас важнее всего – то, что вы смотрите нас и распространяете наши выпуски по всему Талышистану и вне его пределов. Это – великое дело, поверьте, способствование  распространению НТТ – это уже акт высшего патриотизма. Так что мы рассматриваем всех вас как патриотов нашей страны, как истинных борцов за наше дело на пути к осуществлению вековых чаяний талышского народа к созданию независимого Талышистана. Но, опять, при чем тут  “чындыр”, вправе напомнить мне вы. Чындыр в нашем случае – это обобщенное определение всех чындыров, которые смеют враждебно, в неправильном русле комментировать выпуски Национального Телевидения Талышистана. Бог с ними, с их враждебностью, они по определению не обязаны любить
нас. Но хотя бы имели элементарную образованность, культуру! Это быдло, абсолютно лишенное всякого человеческого облика, единственное удовольствие которого самыми последними словами крыть НТТ и его
сотрудников. Причем часть из них косит под талышей, всегда предваряя свои поганые заметки сакраментальным «Я – талыш, люблю свой народ, но я – азер, люблю свою родину» и подобной чепухой, или еще одна сакраментальная фраза: «я воевал против армян, убивал многих армян» и подобная туфта, или еще: «Мы – мусульмане, мы все  – мусульмане, мы сами решим свои вопросы». Конечно же, я пропускаю выпады в адрес нашего народа типа: «А что, у нас есть такой народ? Кто такие талыши?» или «Скажите пожалуйста, где находится Талышистан?», или «Талыши, уймитесь или катитесь в Армению, если там лучше чем у нас», ну и, конечно же,  “НТТ – это армянская провокация”. При этом, дорогие мои, НИКОГДА не было, повторяю, НИКОГДА, чтобы хоть один азер, хоть раз, хоть словом написал о сути наших программ, пусть даже ругая нас, обвиняя нас в неточностях или  извращении фактов. Ни один азерский наблюдатель ни разу не вступил с нами в дискуссию по тем или иным вопросам. Им нечего сказать, вся эта пишущая братия по большей части – сотрудники азерских спец. служб или соответствующих аппаратов; простые азеры к нашему телевидению относятся весьма положительно,  все они смотрят наши передачи на азербайджанском языке, от них мы получаем много писем, по большей части доброжелательных. И что греха таить, мои дорогие, среди этого биомусора, упражняющегося в красноречии под нашими выпусками, есть и те, в жилах которых течет наша кровь. Но их, благо, не так много, я могла бы назвать их  –  2-3 человека, но что поделать –  в семье не без урода, это манкурты, о них не следует говорить Здесь не обязательно  играет роль тот факт, что человек не любит свой народ или выступает против создания своего государства;  возможно, тут могут быть несколько обстоятельств – и зависть, и внутреннее неприятие тех, кто жертвует собой ради народа – такая категория людей есть во всех сообществах, не надо удивляться. Одним словом, весь этот балаган, устраиваемый каждый раз вокруг наших выпусков, не то чтобы беспокоил нас или нам стало бы худо. Нам просто претит это, вызывает у нас разве что чувство брезгливости, и поэтому, дорогие мои, я обращаюсь ко всем им: “Кто ты такой, чындыр, что смеешь
совать свой нос в дела Национального Телевидения Талышистана? Замолчи и – с глаз долой!
Да сохранит вас Бог! Да здравствует талышский народ! Да здравствует республика нашей мечты – независимый Талышистан! Да здравствует Национальное Телевидение Талышистана