Какой народ считать коренным  в Азербайджане?

Дорогие мои братья и сестры!
Читаю комменты под нашими выпусками – ожесточенные дискуссии, развернувшиеся в виртуальном пространстве (оставляю в стороне ругань и сквернословие), касающиеся различных вопросов политики, истории, культуры и, в частности, проблемы автохтонности народов – то есть, какой народ является коренным на территории своего нынешнего проживания?
Я обратилась к нашему Учителю с просьбой доходчиво и
основательно объяснить, наконец, что такое «автохтонность», что значит «быть коренным»?
Поверхностно, конечно, все знают, что есть народы местные и есть народы пришлые, есть народы – исконные хозяева некоей земли и есть народы, узурпировавшие эту землю и пустившие в ней корни.
И вообще, сколько столетий или тысячелетий нужно, чтобы народ стал коренным на данной территории?
Вот что рассказал мне наш Учитель.
– Ну ты даешь, Лейла Додо! – начал он. – Мои мысли текли совсем в другом русле, я собирался тебя попросить поговорить сегодня о более актуальной проблеме, хотя, честно говоря,  вопросы атвохтонности являются сегодня не менее актуальными, чем кажущиеся на первый взгляд политические темы. Почему? Потому что автохтонность, будучи понятием сугубо историческим, приобрела сегодня исключительно политическую значимость.  Давай будем откровенны, голубушка. Ты думаешь, азерам вообще интересно, автохтоны ли они на земле своего проживания. Им по барабану все это: всякая болтовня о том, что они  живут здесь, якобы, с незапамятных времен, имеет целью обоснование своей титульности на этой земле и, разумеется, своих экспансионистских устремлений к завоеванию этнических территорий соседних народов.

– Ладно, маму, – прерываю я Учителя, – ну так, являются ли, наконец, автохтонами   эти азеры-турки на территории своего нынешнего обитания на юго-восточном Кавказе? Как-никак, отдельные группы тюркоязычного мусульманского конгломерата, известного сегодня под общим названием «азербайджанцы», а всего сто лет назад называвшиеся «мусульмане Кавказа», проникли в нашу страну  во временном отрезке от восьми  до четырех  веков назад. Достаточно ли этого времени для того, чтобы считаться коренным населением конкретной территории?

– Не то что восемь столетий, но и полутора-двух тысячелетий недостаточно для того, чтобы считать этническую популяцию автохтонной на конкретной территории. Вот азеры сейчас во главе со своим президентом, вооруженные идеологией пантюркизма и бредовой фантасмагорией принципа всеобъемлющего присвоения, объявляют все и вся азербайджанским в доброй части всего Южнокавказско-Переднеазиатского региона. Сегодняшняя Армения для них – это «Западный Азербайджан», весь северо-западный Иран, включая столицу, и до Хамадана – «Южный Азербайджан» и т.д. Но они,  – продолжил Учитель, – глупцы, не понимают, что голословные заявления подобного типа дискредитируют даже иллюзорный статус их титульности на этих территориях. Отставим в стороне факт того, что термин «Азербайджан», как историко-географическое понятие, применим лишь к отдельному ареалу северо-западного Ирана, называвшемуся в древности «Атурпатакан». Вне Атурпатакана нет Азербайджана; сегодняшняя Азербайджанская Республика – это не Азербайджан, а исторические области Арран  и Ширван. Помни, – в сердцах вскрикнул аксакал, – севернее Аракса не может быть никакого Азербайджана. Широко растиражированные воззрения о том, что южнее Аракса в Иране живут «южные азербайджанцы» –  одно из ярких проявлений политического мифотворчества XX века. На самом деле, в северо-западном Иране живут не «южные азербайджанцы», а чистокровные иранцы, атурпатаканцы, для которых тюркская  речь имеет только ресурсный характер. В основном они персоязычны. А  в самом Атурпатакане местами сохранились еще островки этнических групп, говорящих на древнем иранском языке этого края, на «азари», на  котором сочинял стихи основатель династии Сефевидов Шейх Сафи-ад-дин Ардабили.

Кстати, – опять прервала я аксакала, – когда я училась в Петербурге,  я посещала семинары академика  Михаила Николаевича Боголюбова, известного ираниста. Один из его семинаров был полностью посвящен именно сохранившимся стихотворным отрывкам Шейх Сафи-ад-дина Ардабили, и Вы знаете, маму, он  утверждал, что, оказывается, древний язык «азари», был одним из диалектов нашего языка, талышского.

– Да, это установленный факт, – сказал аксакал, – об этом писал и покойный профессор Борис Миллер еще в конце 40-х годов прошлого века, но здесь нужно уточнение, Лейла-ханум. Как древний язык  «азари», так и его сохранившиеся потомки, южно-татские диалекты,  вместе с современным талышским с его диалектами, являются ответвлениями одного общего предка – древнеталышского, на котором говорили наши предки начиная с VI века до н.э. – начиная с момента иранизации южнокаспийской конфедерации народов, куда входили и кадуссии – праотцы талышей. В нашем этногенезе определенную роль сыграл и мидийский элемент.Так вот, – продолжил аксакал, – вернемся к сегодняшним азерам-тюркам и к их огульному экспансионизму. Как ты поняла, всякие байки о «Западном Азербайджане», о «Южном Азербайджане» – не более, чем туфта чистой воды. Все, что говорят в этом псевдогосударстве, – ложь и фальсификация исторических данных. Автохтонами на нынешней территории  Республики Азербайджан могут считаться лишь талыши, аварцы и лезгинские народы. Все остальное – пришлое.  Тюркская речь на нашей земле стала появляться лишь с XIII-XIV веков. До этого ни разу нога турка не ступала на нашу землю, кроме спорадических набегов отдельных тюркских племен. Теперь смотри, красавица, потомки этих непрошенных  гостей считают не только нашу страну, но и весь регион своим. Разве это не смешно?

– А какие народы еще могут считаться коренными на Южном Кавказе за пределами сегодняшнего Азербайджана?

– Это, – ответил аксакал, – конечно же, армяне и грузины, а на севере – все северокавказские народы, принадлежащие к нахско-дагегестанским и абхазо-адыгейским группам. Кавказские таты, обозначаемые сегодня по конфессиональному признаку как таты-мусульмане, таты-иудеи  и таты-армяне – конечно же пришлый элемент, это потомки иранских поселений, созданных на Кавказе еще при Сасанидах.

– Что вы говорите, маму, – воскликнула я! – Значит, наши братья-таты – не автохтоны в Азербайджане?

–  Не возмущайся, додо, дослушай до конца, а потом выражай свое негодование, – пресек меня аксакал. – В чисто академическом сысле, конечно же, таты – не автохтоны в Азебайджане, но они заселили эту землю, причем  мирным путем, причем принеся с собой культуру, на тысячу лет раньше турков. Конечно, в  некотором смысле, на фоне нынешних реалий, не кривя душой и с чистой совестью можно утверждать, что они – такие же автохтоны этой земли  как и   мы, как и лезгины, но по сугубо историческим меркам – нет. Но все они заслужили право свободно жить и процветать на этой земле. Ширван – это их земля, их Родина в той же степени, в коей Талыштстан – наша.

– Ладно, маму, Вы сказали, армяне – автохтоны, но ведь говорят, что они переселились с Балкан, и весь азерский агитпроп трубит об этом с утра до ночи, что, мол, армяне переселились с Балканского полуострова, заселили Восточную Анатолию и сегодняшнюю Армению, уничтожив все местные коренные народы и культуры? Как же с этим быть? Как решить это противоречие? Что здесь правда, а что – ложь?

Нет в этом никаких противоречий,  Лейла-додо, – усевшись  поудобней в кресле, набив трубку и затянувшись поглубже, ответил Учитель. – А на лицо – дилетантское смешение понятий, передергивание фактов и непонимание исторического процесса этнообразования. Дело в том, что да, действительно, во второй половине второго тысячелетия до н.э. имела место миграция носителей протоармянских диалектов на территорию Центральной и Восточной Анатолии. Как назывались эти протоармяне – это сейчас неважно. Главное, что с течением времени они распространили свой язык в ареале своего проживания, и уже к началу первого тысячелетия до н.э. сложилась ситуация, когда все население Урарту уже было двуязычным, т.е. наряду с урартским, а в некоторых местах и хурритским, говорило и на протоармянском. К закату Урарту почти все население этого огромного государства говорило на протоармянском языке.

В итоге выходит, что Армения сегодня является наследником Урарту, а генетически армяне и  есть хуррито-урарты. В этногенезе армян, разумеется, сыграли роль и индоевропейские фрако-фригийские и лувийские элементы. Рассуждать надо следующим образом: прибыла незначительная по численности группа – в основном воины, которая осела на определенной территории, где жило население, превышающее их по численности в десятки, а то и в сотни раз. Эта группа передала свой язык местному населению в течение двух-трех веков, а сама бесследно растворилась в подавляющей этнической массе, не оставив следов.

Можешь спросить, Лейла, почему же урарты, имевшие несравнимо более высокую культуру, отдавали  предпочтение языку пришлых? Несомненно, урартский язык того времени, имевший даже письменную традицию, был более развит, чем протоармянский. В чем же тогда причина полномасштабного перехода на другой язык местного культурного населения? А причина в том, дорогая моя, что язык воинского элемента всегда престижнее, чем языки мирного населения, будь они даже высокоразвитые и имеющие тысячелетние  культурные традиции. Ведь пассионарный воинский элемент быстро становится стержнем политической элиты, формирующей собственную систему, примкнуть к которой и интегрироваться в  которую можно лишь говоря на ее языке.  Это общеизвестное положение очень хорошо иллюстрирует анекдотическая история, рассказанная средневековым арабским писателем Аль-ат-Танухи.

Ты знаешь, что дейламиты (династия Буидов), наши близкие родственники, в 945 г. завоевали Багдад, столицу Халифата и долгое время держали его под своей властью – фактически, более 100 лет, до нашествия сельджуков. Халифа они превратили в марионетку, а сами вершили судьбы на огромном пространстве, называвшемся тогда Арабским Халифатом. Захват Багдада Буидами, а точнее – дейламитами, принято называть в истории Иранским Реваншем. Ты только представь, арабы завоевали Ираншахр, то есть Иранскую Империю, в конце 7-начале 8  века, посягнули на величайшую цивилизацию,  покорили культурнейший народ, внесший такой вклад в мировую копилку, а буквально через два столетия, прикаспийцы, то есть наши предки, вторглись в столицу завоевателей и взяли под контроль все, что нам некогда принадлежало .

Так вот, я, кажется? увлекся; давай-ка посмотрим, о чем поведал Ат-Танухи, рассказ которого отражает именно период всевластия дейламитов в Халифате.

«Два молодых араба, – пишет Ат-Танухи, – сидят под сенью пальмы у дворца халифа и беседуют. Один спрашивает другого: «Чем ты занимаешься? Чему посвящаешь свое время?». «Я учу дейламский язык и уже преуспел в этом деле, достиг почти совершенства, никто не может отличить меня от истинного дейламита».

«А на кой черт тебе дейламский язык, зачем ты его учишь?» – спрашивает собеседник.

«Слушай, – отвечает другой, – я же не собираюсь всю жизнь горбатить на базаре, у меня большие планы, я хочу получить пост во дворце халифа или у эмиров, а, как ты знаешь, без знания дейламского языка никто тебя никуда не возьмет».

«Но ты, друг, забыл о главном,- восклицает другой, –  знание дейламского языка и следование манерам дейламитов – еще не гарантия карьерного роста, нужно, чтобы ты еще и научился объедаться  чесноком и употреблять его ежедневно как можно больше. Ты что, забыл, что дейламиты обожают чеснок? Так что, брат, сможешь привить  себе страсть к чесноку, получишь пост, не сможешь – ничего у тебя не получится».

Очень показательно, не так ли?

Ярчайший пример – переход на тюркскую речь культурного населения северо-западного Ирана, имевший место в течение нескольких столетий, начиная с XIV-XV веков. Или вот переход армянского населения Западной Армении, которую сегодня называют Турецким Курдистаном, в течение всего одного столетия – XIXвека – на курдский. Как утверждают специалисты, в венах почти 80% курдского населения современной Турции течет армянская кровь. Но они сегодня курды, ничего не поделаешь!

Да зачем далеко ходить. Возьмем сегодняшний Азербайджан. Большая часть населения Апшеронского полуострова, Дербента и прилежащих районов всего 100-150 лет тому назад говорила на татском – одном из диалектов персидского языка, который и поныне называется парси, т.е. персидский. Тюрки тогда были в меньшинстве, а главное – находились на культурной периферии.

Таким образом, утверждение о том, что армяне – пришлые в Армении, лишено всякого основания. И, в конце концов, предположим, армяне – сугубо пришлый элемент с Балкан и не имеют ничего общего с урартами, хуритами и другими. Эдакий стерильный народ, который прибыл из далека, ни с кем не общался, не смешивался, уничтожил все местное население и осел на их землях. На миг поверим в этот бред. Хорошо. Миграция протоармян происходила с середины второго тысячелетия до н.э. до примерно второго века второго тысячелетия до н.э., т.е. на протяжении двух столетий. Теперь посчитаем, радость моя, сколько лет прошло с того времени. Да, более четырех тысяч лет – время вполне достаточное для формирования этноса, время вполне достаточное, чтобы считаться автохтонным на определенной территории. Смешно, ей Богу, – рассмеялся аксакал, – турки появилсь на нашей земле несколько сот лет тому назад и претендуют на то, что это их земля. А армянам,  с незапамятных времен живущим на своей этнической территории, отказывают в автохтонности. О времена, о нравы!

Да, я забыл сказать, что именно благодаря тому, что армяне сформировались на хуритско-урартском этническом субстрате, а мы – на субстрате народов южнокаспийской конфедерации, между нами прослеживается очень близкое генетическое родство, обусловленное тем, что хурито-урарты и южнокаспийские народы – кадуссии, гелы, тапиры, дейламиты и другие – состояли в родстве и говорили на родственных языках.

– Вот вы упомянули курдов; сегодня о них много говорят в связи с известными событиями в Ираке. А автохтоны ли в наших краях курды? Или, скажем, в тех местах, где они сейчас живут – в Турции, в Сирии,  в Ираке – являются ли они автохтонами? Я задаю этот вопрос, потому что  среди различных слоев этого этнического сообщества бытует мнение, что сегодняшний Азербайджан, включая нашу Родину – Талышистан, а также сегодняшняя Армения – это Восточный Курдистан, и что, якобы, эта территория – неотъемлемая часть великого Курдистана!

– Я знаю об этом, – засмеялся аксакал, – к всеобщему прискорбию, среди наших братьев-курдов экспансионизм – не только территориально-политический, но и культурно-исторический – пустил всеобъемлющие метастазы; искоренить эту злокачественную паутину, несущую вред прежде всего самим же курдам, видать, уже невозможно. Да, страсть к присвоению всего и вся – один из главных элементов курдской идеологии. Фактически, еще  не имея государства, этот народ или, скорее, конгломерат разнородных племен, не скрывает своих экспансионистских устремлений. Согласно курдским авторам, все, что было в Передней Азии, – это плод «курдского гения»: «Пророк Зороастр был курдом», «Авеста написана на курдском», «все династии, правившие Ираном, – начиная от мидийцев и до Сасанидов включительно – курдские по происхождению», «Урарту и Аратта – курдские государства», «Арарат –   священная гора курдов», «Армянский царь Тигран Великий был курдом» и прочий бред подобного рода – “живописные” элементы внутрикурдского дискурса сегодня. А что касается вопроса их автохтонности, то я должен сказать, что современная наука располагает неоспоримыми данными о том, что прародина носителей протокурдских диалектов – регион Центрального Ирана, расположенный примерно в северной части провинции Фарс. Потом, надо учесть, что курды как этническая группа сформировались не раньше 12-го века – до этого периода говорить о курдах  как об отдельной этноязыковой общности нельзя. К тому же термин «курд» первоначально был просто соционимом и обозначал пастуха мелкого скота, а уже в дальнейшем, гораздо позже, он закрепился за этнической группой, называемой ныне курдами. Кстати, мы, талыши, до сих пор называем пастуха мелкого скота  «кырд», да не только мы,  но и гилянцы, мазандаранцы и горганцы. На всех территориях, на которых живет многоликий, разнородный этнический конгломерат под названием «курд», он не является автохтонным, то есть коренной. Курды повсюду – пришлые,   будь то в Турции, в Ираке, в Сирии и, конечно же, у нас.

– Ну вот  теперь, – сказала я, – вопрос об автохтонности народов нашего региона более или менее прояснился для меня, но я бы хотела попросить вас подытожить нашу беседу, вкратце сформулировав определение автохтонности: какой народ может считаться автохтонным или претендовать на автохтонность в определенном ареале проживания или происхождения?

Народ может считаться автохтонным, или, по-русски, коренным, если его формирование или этническая консолидация произошли на конкретном географическом пространстве, которое мы называем этнической территорией.  Т.е. талыши в Талышистане – автохтоны, потому  что они как единый этнос, как этническая группа, носитель определенного языка, культуры и идентичности с самого начала своего формирования жили на этой земле, это – их этническая территория, это – их Родина. Но это не все. Автохтонность доказывается наличием древних памятников культуры, древней топонимии и гидронимии, т.е. древних названий местностей, водных ресурсов и географических объектов, объясняемых на основе языка народа, живущего на данной территории, а также наличием перекрестных связей, обнаруживаемых между языком и культурой этого народа и языками и культурами других автохтонных народов, живущих по соседству с ними.

Вот по этой формулировке, Лейла-додо, ты и сама можешь четко определить, какой народ является автохтонным у нас в регионе, –  закончил беседу аксакал.

А я прощаюсь с вами, дорогие мои братья и сестры, и до новой встречи!

Да храни вас Бог!

Да здравствует талышский народ!

Да здравствует свободный Талышистан!

Да здравствует Национальное Телевидение Талышистана!