Талыши и курды

Дорогие мои братья и сестры! Сегодня я буду говорить с вами, возможно,   не на самую актуальную тему. Речь пойдет о курдах в связи с Талышским вопросом. Некоторые наши друзья иногда спрашивают меня в письмах, почему же я так часто обращаюсь к этой тематике – какое отношение имеют к нам курды, мало ли иранских народов на свете? А некоторые уж дошли до того, что обвиняют нас в антикурдском настроении: мол, мы не проявляем особой симпатии к курдам. Я скажу вам прямо – все это абсолютно неверно! Все это – результат не только не понимания сути вопроса, но и, вообще, логики исторического процесса и элементарных азов геополитики в целом.  Во-первых, мы не так часто обращались к курдской теме; ее касался наш аксакал Фахраддин Абосзода в одной-двух передачах. Причем, говорил он все верно, уместно и с большой симпатией к курдам. А вообще, что такое любить народ? Если мы не воспеваем курдов, значит, проявляем к ним вражду?   Пусть не обижаются мои друзья, но я  порой  просто удивляюсь столь примитивной постановке вопроса.  Для нас любой народ, будь то соседский или далекий от нас, – не объект любви или ненависти, а конкретный субъект, позицию которого мы оцениваем в зависимости от наших интересов. Мы любим свой народ, уважаем все остальные народы и считаем, что все они достойны свободы и благоденствия. Ни в одном народе, в том числе и в турках-азерах, мы не видим врагов: не может быть целый народ нашим врагом или нашим другом. Объектами наших внешнеполитических действий являются элиты народов: как они ведут себя по отношению к нам и к своему народу, насколько они подвержены  влияниям третьих сил, насколько они искренни по отношению к нам, насколько разделяют наши интересы или считаются с ними? Вот в чем вопрос!  А то, вот, к примеру, некий курд  на своей странице в Фейсбуке пишет:   «…если талыши умные, то почему Азебайджаном правят курды» или «талыши малочисленные, поэтому и должны быть младшими братьями курдов». Другой курд считает, что поскольку мы, якобы, родственные народы, но талыши численностью уступают курдам, то судьбой предопределено, чтобы талыши были их младшими братьями. Как предлагаете это оценивать? Сейчас вот еще  пишут: «Покуда не будет Курдистана, Талышистана точно не будет, потому что курды должны защищать талышей от диких народов, окружающих их». И прочую подобную чепуху! К тому же, мои дорогие, это, к сожалению, не единственные случаи: увы, среди курдов многие разделяют подобные точки зрения.  Но мы, понятно, не исходим из фейсбуковских сочинений невежественных представителей народа, чтобы составлять свое мнение или вырабатывать свое отношение по отношению к курдам с учетом подобных заблуждений! Мы всегда исходили и исходим из реального положения вещей. Мы всегда тщательно анализируем ситуацию по отношению ко всем этническим образованиям, играющим хоть какую-то роль в регионе. Так что, мои дорогие братья и сестры, наше отношение к курдам, прямо скажу, объективное и исключительно благожелательное! Тем более, они – иранский народ. Мы тоже иранский народ, и, соответственно, учитывая идею общеиранского единства, о которой я говорила в прошлый раз, мы по определению не можем быть врагами. Насколько эту истину понимают и осознают наши курдские братья – это другой вопрос, но мы-то все это понимаем и учитываем всегда в своей политике. В общем-то, честно говоря, хоть все на свете и взаимосвязано, в том числе и геополитические процессы на едином пространстве, коим является Кавказско-Ближневосточный регион, но судьбы талышей с судьбами курдов не особенно  пресекаются в настоящее время. Мы живем далеко друг от друга,  друзья и  враги у нас –  разные, а в геополитическом плане, мы – абсолютно разные субъекты. Тогда вы можете спросить меня, зачем же ты, Лейла Додо, актуализируешь курдов? У нас, что, других проблем нет? Возможно, вы и правы, дорогие мои, но есть сферы, которые так или иначе затрагивают наши интересы в связи с курдами и которые, то и дело, озвучиваются в определенных курдских кругах. Прояснение этих вопросов – не только в наших интересах, но и в интересах самих же курдов, ибо, они, порою, как часто бывало в их истории, идут не по тому пути, по которому следовало бы идти. Я бы даже уточнила и особенно подчеркнула – не столько сами они идут по неверному пути, сколько их ведут в неверном направлении. Так уж вышло в истории, что курды – народ ведомый и ведомый, как правило, далеко не в курдских интересах. Здесь уместно вспомнить слова великого персидского поэта Саади, сказанные заблудшему арабу: «Tarsam naresi be Кa‘be, ey a’raabi,/ Vin rah ke to miravi be Torkestaan ast!», то есть, «Боюсь, ó араб, ты не достигнешь Каабы, ибо дорога, по которой ты идешь, ведет в Туркестан!». Так вот, мы озабочены тем, что, пути наших друзей-курдов часто ведут не к лелеянной и так страстно желаемой ими цели, а –  в никуда, то есть «в Туркестан»! Сегодня в курдских кругах стало расхожим местом объявлять Республику Азербайджан, скорее всего южную  ее часть, то есть Талышистан, а также  Арцах и часть нынешней Армении, Восточным Курдистаном. Априори считается, что на этой территории живет миллионное курдское население и что, мол, они наполнены решимостью и желанием освободиться от азерского ига. Не секрет, друзья мои, что на территории бывшего Лачинского района Азербайджана ко времени распада Союза курдов почти не было. В 1987г. в городе Лачине насчитывалось 5-6 курдских семей, из которых свой язык знали только старики старше 70-и лет. Так что о курдском демографическом факторе в этом ареале говорить никак не приходится.  Конечно, мы информированы о том, что со времен Алиева-старшего – недоброй памяти Гейдара Алиевича – в течение 10-15 лет определенные группы курдов из Турции и частично из Северного Ирака, преимущественно курманджи, втихаря через Нахичевань переселялись в Азербайджан. Их натурализовали  определенный период в Нахичевани, в укромных незаселенных местах, и далее автобусами регулярно перевозили в Гянджабасар, Ширван (Шемахинский район) и Евлах. По некоторым данным, число переселенных  курдов достигло уже 300 тысяч, но я думаю, реалистичнее было бы назвать половину 100-150 тысяч. Для чего алиевская семья  предприняла такой шаг, не очень ясно, но то, что в Азербайджане ведутся определенные подковерные игры с курдами – можно не сомневаться.  Какова цель этого массового переселения? Усиление суннитского фактора в республике в противовес талышско-шиитскому или создание курдского плацдарма, на который может опереться алиевская семья при нежелательных для нее развитиях? Или что-то другое? Одновременно, как мы уже неоднократно говорили, в стране ныне проживают – явно или тайно – от 700,000 до 1,000,000 салафитов. Проект переселения курдов из Турции и Ирака в Азербайджан не мог, конечно, быть осуществлен без ведома или участия соответствующих структур Турции. Какую цель преследуют турки в этом деле – тоже следует выяснить.  Далее, то, что в настоящее время Азербаджан каким-то образом вовлечен в предстоящий референдум в курдских районах Северного Ирака, тоже не подлежит сомнению. Мы думаем, что, в конечном счете, все нацелено на дестабилизацию ситуации в Иране: Алиев финансировал курдские организации, враждебно настроенные к Ирану и совершавшие набеги и разного типа террористические акты в самом Иране – особенно, по отношению к военным и силам правопорядка страны. Одним словом, не все ясно сегодня с курдами и ролью Азербайджана в их судьбе.  Возьмем референдум. Для чего он был нужен, если осуществление поставленной им цели связано с неимоверными трудностями? Ну,  здесь, разумеется, важную роль играют, прежде всего, политические амбиции самой курдской элиты в Ираке и, в первую очередь,  барзанийцев во главе с Масудом Барзани. Вообще, все политические развития, связанные с курдами, за последние полвека, по большей части обусловлены мотивами личного характера того или иного племенного вождя. Это – установленный факт курдских реалий. Конечно, сами курдские авторы приписывают все это  страстному стремлению курдов к свободе – якобы, все эти мятежи и восстания – страницы национально-освободительной  борьбы курдов. Но, понятно, это не так! Многие из этих так называемых восстаний, на самом деле, были результатами противоречий племенных лидеров с османской властью, либо следствием столкновений межплеменных интересов. Часто вооруженные беспорядки в курдской среде были нацелены просто-напросто на грабеж и приобретение материальных ценностей.  Но вернемся к референдуму. По нашему глубокому убеждению,  конечно, полностью не отрицающему желание самих курдов создать свое гособразование,  инициирование референдума  восходит к играм определенных внешних сил, заинтересованных в дестабилизации  региона – создание, своего рода заменяющего ИГИЛ фактора: благо, последнее уже практически приказало долго жить. Ведь даже абсолютно профанному человеку понятно, что осуществление идеи независимости даже после успешного проведения референдума – дело поистине  огромной трудности: проблема границ нового образования, проблема спорных территорий, проблема меньшинств, не согласных войти в новое образование и предпочитающих оставаться в составе Ирака (взять хотя бы езидов), противодействие ряда самих же курдских политических сил (ПКК и т.д.), противоречия с интересами Ирана и Турции и т.д. По сути, референдум нацелен вовсе не на то, чтобы курдский народ обрел свободу, а исключительно на дестабилизацию региона и, прежде всего, Ирана. Но, к сожалению, как это уже неоднократно бывало в истории, больше всего страдать будут именно курды – наши родственники и наши братья. Посмотрите внимательно на карту курдского массива. Везде, где бы ни жили курды, внешние силы используют их как дестабилизирующий фактор: в Иране – для дестабилизации Ирана, в Турции – для дестабилизации Турции и т.д. Притом что положение курдов в Турции с их собратьями в Иране ну никак не сравнить! Дело дошло до того, что понятие «курдский фактор» стало синонимом возможности дестабилизации, возможности использовать этот многострадальный народ в интересах третьих сил. Как же после всего этого смотреть на референдум и его активную поддержку со стороны стран, чья политика в Ближневосточном регионе  часто основывалась на умелом использовании пресловутого «курдского фактора» при полном безразличии к судьбе курдов! Вот что нас больше всего беспокоит!  Не знаю…  Дай Бог, чтобы все было хорошо! Но нам такая судьба не нужна! У нашего народа – свое видение, свой путь, свои цели! Дорогие мои братья и сестры, заканчивая мое сегодняшнее выступление о курдах, я бы хотела, чтобы мы придерживались более последовательных принципов на пути к свободе.  Я бы хотела, чтобы мы, прежде всего, надеялись бы на самих себя, а не на внешние силы, как это делают курды. Помните, бескорыстная помощь – как бесплатный сыр, который бывает только в мышеловке. Надо, прежде всего, надеяться на себя, а потом уповать на помощь других. И, самое главное, надо иметь программу, свою собственную программу, а не осуществлять  чужие планы за счет интересов собственного народа! Нельзя быть марионеткой в чужих руках!  Оставайтесь с Богом! Да здравствует талышский народ! Да здравствует свободный Талышистан! Да здравствует Национальное Телевидение Талышистана!